Назад к списку

01.04.18. Начало сезона выбросов

  
    Начался сезон массового уничтожения дельфинов на Черном море - в этом году чуть раньше, чем в прошлом.    Позавчера у нас был первый дальний выезд в этом сезоне: мы провели в дороге 10 часов, добираясь до севастопольской бухты Омега и обратно. Выезжали с целью обследования нескольких погибших дельфинов, имевших следы антропогенного воздействия, о которых сообщали очевидцы. Первое, на что обратили внимание по приезду - колоссальное количество мусора на берегу. Выброшенный штормом пластик сделал пляж похожим на свалку, и не каждый мог заметить среди нее два свежих трупа морских свиней - самца возрастом не более одного года и очень крупную, по меркам этого вида, беременную самку, которые лежали в 40 метрах друг от друга. Сперва мы взялись за подростка.
   Только приблизившись к молодому самцу, первым делом, осмотрели кромки грудных плавников, уровень обхвата тела до спинного плавника и хвост - это участки, требующие пристального внимания, так как именно на них чаще всего обнаруживаются следы, оставленные рыболовными сетями. Их обнаружение не заставило себя долго ждать: с двух сторон на лопастях хвоста, ближе к стеблю, отчетливо виднелись прямые полосы, вдающиеся глубоко в кожу. Выполнив измерения, взяв пробы и детально отсняв его, мы направились к самке. Грязная, мутная взвесь и медузный кисель с мусором на мелководье облизывали ее, лежавшую чуть неподалеку; правую половину тела (голову, в частности) уже начали расклевывать чайки. Перевалив труп на правый бок, мы осмотрели левый - он оставался нетронутым и совсем свежим за счет погруженности в мокрый песок. Настолько крупная азовка не попадалась нам еще ни разу (и взрослая, что немаловажно, ведь, в отличие от половой зрелости, зрелость физическая не достигается большинством этих животных в течение жизни - они просто не доживают до нее), а ее физическому состоянию позавидовали бы все те, кого мы фиксировали ранее. В случае с этой самкой ситуация была еще более очевидна: у нее отрезан хвостовой плавник и разрезан живот, из которого выпал не успевший родиться детеныш. При очень внимательном и детальном осмотре можно было обнаружить множественные следы объячеивания сетью, особенно четко - вокруг шеи, на передних кромках грудных плавников, по линии обхвата тела краниально к спинну плавнику. Мы измерили и ее, и плод, и взяли нужные образцы.
   Их выбросило почти одновременно - сперва самца, чуть позже и самку, - за день до нашего приезда. Оба трупа одинаково свежие, с выраженным окоченением мышц, что даже немного усложняло некоторые процедуры за счет плохой подвижности и сгибаемости частей тела. Это указывает на то, что они погибли недавно и незадолго до того, как оказались на Омеге.
   Зачем черноморские рыбаки режут дельфинов и морских свиней?
   Существует несколько механизмов попадания дельфинов в рыболовные снасти, в конкретном случае речь идет о донных ставных сетях с большим размером ячеи, обеспечивающей застревание рыбы жаберными крышками (не стоит путать со ставными неводами, представляющими из себя сетные лабиринты - дельфины заходят и успешно выходят из них сами, за исключением лишь критически больных или умирающих особей, а также слабых, оставшихся без матери, детенышей, неспособных выжить самостоятельно). Когда же в жаберных сетях оказывается дельфин, он наматывает их на себя метрами, рвет и сильно спутывает их в попытках освободиться. В большинстве случаев дельфина поднимают уже задохнувшимся, и, если сеть сильно намотана на какую-либо часть тела (чаще всего это хвост), ее отрезают и выбрасывают тело за борт, что сильно облегчает процесс выпутывания (в противном случае придется резать сеть, а это несет прямые убытки). Иногда разрезается живот - для того, чтобы тело, в случае ухода ко дну, уже не всплыло на поверхность за счет скопившихся газов, и шансы его обнаружения очевидцами были сведены к минимуму.
   Но бывает и по-другому. Иногда дельфины попадают в сети, которые устанавливаются на небольшой глубине, и в некоторых случаях у них остается шанс подниматься на поверхность за воздухом. Распутать живое животное еще труднее, чем мертвое, поскольку оно бьется и запутывается сильнее, и доподлинно известны случаи, когда таких дельфинов поднимали и убивали уже на палубах, либо топили.Мы склонны к мнению, что рана на животе самки могла быть нанесена ей прижизненно, ведь самец (судя по характеру объячеивания, расстоянию между телами на берегу, времени выброса на берег, степени свежести) попал в сеть вместе с ней, но у него нет такого ранения. Это наводит на мысль, что разрез был сделан живому животному с целью убить его, а не с целью утопить тело, поскольку в таком случае он был бы сделан и на теле второго животного. Кроме того, вокруг раны были видны темные участки, похожие на подкожные кровоизлияния в результате травмы, которые не могли появиться у трупа.   У нас пока нет возможности проводить полное гистологическое исследование и вскрытие, чтобы подтвердить ту или иную гипотезу, но мы работаем над этим.
   После смерти дельфины тонут не всегда: оба продрейфовали к берегу, причем довольно быстро, что объясняется штормом и специфическими течениями, которые часто выносят в эту бухту трупы и мусор в большом количестве. К слову, за пару дней до того, как выбросило азовок, на этом же пляже лежала мертвая белобочка с глубокими следами объячеивания сетью вокруг тела за грудными плавниками.
   Для рыбака дельфин - это враг, путающий сети и съедающий "его" рыбу, которую он мог бы продать потребителю. Дельфин - это вредитель, поедающий прибыль. В масштабах черноморского рыболовства сложно представить ситуации, при которых рыбаки отпускают дельфинов живыми, если те, запутавшись в сети, не утонули сами. И это будет продолжаться - как на Черном море, так и во всем мире, - пока люди не скажут свое "нет", и пока не увидят, что каждому материальному следствию предшествует причина. 


© Serene Sea 2017-2018