ПРОБЛЕМЫ СОХРАНЕНИЯ КИТООБРАЗНЫХ ЧЕРНОГО МОРЯ

В Черном море обитают три вида китообразных: афалина (Tursiops Truncatus ponticus), белобочка (Dephinus Delphis ponticus) и азовка, или морская свинья (Phocoena phocoena relicta). Еще в прошлом веке популяция черноморских китообразных процветала, от края до края море бурлило жизнью; стада дельфинов, насчитывавшие порой тысячи, и, в отдельных случаях, даже десятки тысяч особей, ходили по нему в погоне за стайными рыбами. Местные жители называли белобочку тем животным, которое в таком огромном количестве, как в Черном море, не водится более ни в одном водоеме мира, а встречи с афалинами и азовками были обыденностью.

В результате хищнического истребления популяции всех трех видов черноморских дельфинов были сильно подорваны: за период в 30 лет (1930-1960) было уничтожено свыше 60 тысяч азовок; только за одно десятилетие (1976-1987) было уничтожено 49 тысяч афалин (что сократило существующее на тот момент поголовье в 8 раз, к тому же, есть веские основания полагать, что цифры сильно занижены); больше всех от промышленного лова пострадали белобочки. По оценкам, за период в 50 лет поголовье белобочек снизилось с 1,5-2 миллионов особей до 50-90 тысяч. В отдельные годы уничтожалось по 100 тысяч белобочек.
В наше время промысел дельфинов на Черном море запрещен, но на смену минувшей угрозе пришел целый ряд новых. Даже после введения запрета на охоту во всех черноморских странах численность животных восстанавливается очень медленно. Причиной тому служит немало факторов, таких как:

Проблема хищнического перелова рыбы (его реальные масштабы не учитываются в официальных сводках) является одной из самых больших экологических проблем Черного (а также Азовского) морей. Еще столетие назад промысловыми считались около 50 черноморских видов рыб; в 1970-1980-е года вылавливалось 700-800 тысяч тонн рыбы (по официальным данным), львиную долю улова составляли кефали, осетровые, камбалы, в изобилии встречались лососи, скумбриевые, сельди (чьи уловы стояли на втором месте после хамсы, а в 1960-1970 гг. они составляли уже менее 1% от улова), скаты, белуги и даже тунцы, а также многие другие виды. Почти сразу после годов, пиковых по общему вылову, рыбаки стали вылавливать уже только мелкую, питающуюся планктоном, пелагическую рыбу, поскольку крупные виды были уничтожены. Таким образом, люди вырывали из пищевой цепи моря одно звено за другим, и, начиная с того момента, наибольший процент из общего вылова (порядка 90%) стали составлять лишь мелкие рыбы, находящеся на низлежащей пищевой цепи, такие как шпрот и хамса. Последовательно истребив рыб, относящихся к вышележащим звеньям, теперь рыболовный промысел нещадно терзают и нижнее звено. Однако и с ним не все так гладко: в 1989-1991 годы уловы упали с 800 до 200 тысяч тонн, следовательно, стали подорваны даже запасы хамсы, которые некогда казались неиссякаемыми. В 2000-м году было выловлено всего 23 тысячи тонн, из которых 88% составил шпрот, 11% - хамса, и лишь 1% - остальные виды.
Зачастую рыбаками используется повсеместно запрещенный в 1911 году метод лова — донное траление, превращающее морское дно в перепаханную пустыню,  уничтожающее донных гидробионтов и их пристанища - донную флору, очищающую морскую воду и насыщающую ее кислородом. Волокущийся по дну трал (нередко это разрешенный пелагический трал в запрещенном донном варианте) поднимает со дна облака донного ила, который постепенно снова оседает, покрывая все близлежащие организмы малопроницаемой пеленой, что представляет особую опасность для личинок и икры рыб. В весенне-летний период мы постоянно фиксируем присутствие траловых судов и в 200, и в 100 метрах от берега - в зонах, где активно растут водоросли.
Некоторые районы Черного моря были покинуты дельфинами в связи с переловом рыбы. В качестве примера можно привести мыс Тарханкут, где не так давно собирались относительно большие скопления дельфинов, но исследования, проведенные нами в 2016 году, показали, что локальная популяция афалин полностью исчезла с этой территории. Опросы местных жителей подтвердили, что в этом же районе имел место быть хищнический рыболовецкий промысел.
В погоне за кормом дельфины (в частности, афалины) практически постоянно следуют за траловыми судами, подбирая выпавших из сетей рыб или их остатки. Помимо относительно легкой добычи, там же их может поджидать смертельная опасность.

В погоне за пищей дельфины (в частности, молодняк) могут заходить внутрь трала, но не всегда успевают выйти из него прежде, чем он закроется – в таком случае они становятся обречены на смерть, поскольку задыхаются раньше, чем завершается выборка. После выборки рыбаки выбрасывают тело за борт.
Еще более серьезной проблемой, чем отцеживающие сети, являются ставные. Достоверно известны случаи, как, например, в поставленные только одной шхуной сотни километров тончайших и прочных донных жаберных сетей порой "прилавливалось" дельфинов больше, чем за целый год всеми местными рыбаками (по официальным данным). Непосредственную опасность для дельфинов (в частности, морских свиней) представляют глубоководные сети на камбалу и катрана. Они невидимы для их эхолокационного аппарата - эхолокационный луч проходит сквозь ячею, животное не видит опасности и запутывается в снасти. Достав уже мертвое животное, рыбаки зачастую отрезают ему хвост или спинной плавник (части тела, которые наиболее часто подвергаются объячеиванию). Труп затем выбрасывается в море (в некоторых случаях тела топят). Сообщения о находках на берегу дельфинов с ровно отрезанными плавниками поступают регулярно; зачастую течения прибивают их к берегу в массовом количестве. Это касается не только Черного моря, но и почти всех водоемов мира, где рыбаки "конкурируют" с морскими млекопитающими за рыбные ресурсы.

Было подсчитано, что на 100 км камбальных сетей гибнет 140 азовок и 2 афалины, на 100 км катраньих — 150 азовок. В июне у побережья Крыма гибло 270 дельфинов на 100 км камбальных сетей, в августе — 760 особей на 100 км катраньих.

О том, сколько черноморских дельфинов гибнет в сетях ежегодно на данный момент, ничего не известно.

В бассейн Черного моря ежегодно сливается гигантское количество сточных вод и треть их - без надлежащей очистки. Сливается нефть, гербициды, ядохимикаты, радионуклиды, тяжёлые металлы, фекальные воды. Загрязнение Чёрного моря постепенно привело к тому, что каждый из гидробионтов накапливает в своём теле различные поллютанты. У некоторых из рыб в жабрах, печени и других органах обнаруживаются в сотни раз более высокие концентрации ртути, свинца, радиоактивных веществ, ядохимикатов, тяжёлых металлов, чем в равной по объему морской воде. Так, например, по данным ЮгНИРО и ИнБЮМа, рекордсменом среди рыб по содержанию в тканях пестицидов и тяжелых металлов является катран, а в камбале-калкане количество меди превышает все допустимые нормы.

В 1989-1990 годах специалистами из Лаборатории БРЭМА и Украинского института гигиены и токсикологии был проведен анализ образцов жира у дельфинов всех трех видов. В результате содержание ДДТ и гексахлорциклогексана у азовок оказалось в среднем в пять раз выше, чем у афалин и в десять раз выше, чем у белобочек. Дельфины - хищники высокого трофического уровня, они аккумулируют устойчивые загрязняющие вещества в органах и тканях организма в концентрациях существенно более высоких, чем в среде их существования. В мышцах и печени азовки ртуть была выявлена в количестве выше ПДК (предельно допустимой концентрации).

Загрязнение вод неочищенными бытовыми стоками вызывает вспышки размножения смертельно опасных для морских млекопитающих бактерий. В результате антропогенного загрязнения в воде также сильно увеличиваются концентрации минеральных веществ, наиболее необходимых для роста морских растений, в связи с чем учащаются так называемые "красные приливы" – явления "цветения" токсичных водорослей. Многие гидробионты Азово-Черноморского бассейна, преимущественно вблизи крупных городов, опасны для употребления.

Из-за увеличения числа клеток водорослей в воде уменьшилась ее прозрачность - меньше света стало доходить до дна, меньше его - доставаться многоклеточным водорослям. Цветения фитопланктона на мелководье заканчиваются гниением отмирающей массы водорослей, при этом расходуется растворенный в морской воде кислород, и от его нехватки гибнет местная морская фауна.

Уже безвозвратно утрачены целые уникальные сообщества, например, знаменитое филлофорное поле Зернова в северо-западной части Черного моря - огромная экосистема, населенная множеством видов морских организмов, приспособленных к совместной жизни.
К сожалению, этот список можно продолжать еще долго.

К списку угрожающих факторов также относятся:

• Военная деятельность

   По данным Лаборатории БРЭМА, в марте 1990 года неподалеку от военного полигона в районе озера Донузлав, вскоре после очередного бомбометания была найдена мертвая белобочка: в результате стресса у дельфина произошел вывих гортани и глубоко в легкие проникла извергнутая из желудка пища - животное задохнулось. В 1982 году в Азовском море произошел взрыв буровой, в результате которого, по подсчетам рыбоохраны, погибло более двух тысяч азовок. На данный момент влияние военной деятельности на дельфинов не изучается и не документируется.

• Браконьерство 

­   Несмотря на запрет отлова, известно, что и поныне черноморские афалины ловятся для продажи и эксплуатации в дельфинариях. Количество погибающих во время этого процесса животных остается неизвестным. К браконьерству также можно отнести противозаконные действия рыбаков: в качестве примера, в 2014 году на пляже был найден свежий труп азовки с глубокими ранениями, нанесенными колящим предметом. По словам очевидцев, азовка зашла в сети на ставриду, поставленные группой рыбаков. Чтобы избежать повреждения сетей, были нанесены два смертельных удара гарпуном, после чего дельфина оставили в море.

 

• Беспокойство, обусловленное очень высоким судоходным трафиком

­  В разгар туристического сезона многие прибрежные районы Черного моря перегружены антропогенным давлением. Прогулочные катера не дают животным прохода, подрезают и стрессируют их, особенно это касается самок с малышами. Каждую весну мы можем наблюдать, как катера, не сбавляя хода, спокойно "наезжают" на морских млекопитающих. К слову, травматизм и гибель в результате столкновений с катерами и судами - не преувеличение, а реальность. Свидетелей таких просшествий не так много, однако в их число попали и мы сами - летом 2015 года на наших глазах туристический катер столкнулся с афалиной. Впоследствии нам сообщили, что у скал со стороны моря было замечено тело дельфина, чей череп был разрублен винтом моторного плавсредства. К сожалению, подобраться к телу в связи с наступлением темноты так и не удалось, а на следующий день труп унесло в море. 
   Данный вопрос требует срочного урегулирования и внесения строгих правил по наблюдению за китообразными, а также запрета на судоходный трафик в районах их постоянного скопления.

 

• Эпизоотии 

­   Массовые поражения дельфинов опасными вирусами, такими как, например, морбилливирус китообразных, также имели и имеют место быть в истории Черного моря. Морбилливирус - это тяжелейшее заболевание, поражающее центральную нервную и дыхательную систему животного и практически неминуемо приводящее к гибели. В 1989-90 гг. на западном и южном берегах Крыма было обнаружено почти три сотни азовок, павших в результате вспышки этой инфекции. При пересчете на весь периметр Черного и Азовского морей получилась цифра в несколько тысяч погибших дельфинов. В июле-сентябре 1994 года разразилась аналогичная эпидемия и среди белобочек, после чего вновь повторилась в 2009 году.
   Морбилливирус (или чума) китообразных имеет тенценцию к процветанию на фоне промышленного загрязнения моря и его потепления, угнетающих иммунный статус дельфинов. Предположительно, вирус произошел посредством произвольных мутаций, как результат сельскохозяйственной деятельности человека (наряду с многими другими инфекционными заболеваниями, поражающими дельфинов).
­ 

Информация: научные и научно-популярные публикации, Serene Sea

© Serene Sea 2017-2018